Арабский халифат в VII—X вв.

Арабский халифат в VII—X вв.

Последствия арабских завоеваний VII—VIII вв.

Образовавшееся в результате завоеваний обширное арабское государство — Халифат — сильно отличалось от Арабского государства первых лет его существования. Не имея опыта в управлении сложным государственным аппаратом, арабские военачальники интересовались тогда только захватом земель и военной добычи, а также получением дани с покорённого населения. До начала VIII в. завоеватели сохраняли в захваченных областях местные порядки и прежних византийских и иранских чиновников. Поэтому первоначально всё делопроизводство велось в Сирии и Палестине на греческом языке, в Египте — на греческом и коптском, а в Иране и Ираке — на среднеперсидском. До конца VII в. в бывших византийских провинциях в обращении продолжали находиться византийские золотые динары, а в Иране и Ираке — серебряные сасанидские дирхемы. Халиф соединял в своих руках власть светскую (эмират) и духовную (имамат). Ислам распространялся постепенно. Новообращённым халифы предоставляли различные льготы, но до середины IX в. в Халифате сохранялась широкая веротерпимость по отношению к христианам, иудеям и зороастрийцам.

Завоевание арабами византийских областей и Ирана сопровождалось перераспределением земельного фонда. К завоевателям перешли «земли хосроев», т. е. сасанидских царей, и земли убитых в сражениях иранских дехканов. Но некоторые подчинившиеся арабам иранские и византийские землевладельцы сохранили свои владения. Наибольшая часть земель в Ираке, Сирии и Египте была объявлена государственной собственностью, а сидевшие на этих землях крестьяне стали наследственными арендаторами, облагаемыми поземельной податью. Остальные земли были постепенно присвоены арабской знатью. Так, семейство Али — зятя Мухаммеда — получило поместья сасанидских царей в Ираке. Сыновья халифов Абу Бекра и Омара стали тоже крупнейшими землевладельцами в Ираке, а мекканские Омейяды получили огромные владения в Сирии.

На присвоенных землях арабские землевладельцы сохранили уже существовавшую до прихода арабов систему феодальной эксплуатации местных крестьян. Но многие «сподвижники пророка», став землевладельцами, эксплуатировали и в земледелии и в ремесле тысячи захваченных во время войн пленников-рабов. Весьма любопытные в этом отношении данные приведены у арабских авторов Ибн Сада, Якуби, Ибн Асакира, Ибн ал-Асира и др. Так, они сообщают, что «сподвижнику пророка» Абд-ар-Рахману ибн Ауфу принадлежало 30 тыс. рабов; Муавия ибн Абу Суфьян, впоследствии халиф, на своих полях и в садах в одном только Хиджазе эксплуатировал 4 тыс. рабов; наместник Басры Мугира ибн Шуба требовал от своих рабов-ремесленников, поселённых в Медине и в других местах, по 2 дирхема ежедневно. Один из рабов Мугиры, перс-христианин Абу Лулуа, по ремеслу плотник и каменотёс, принёс однажды халифу Омару жалобу на своего господина и на его непосильные требования. Омар ничем не помог Абу Лулуа и тот, доведённый до отчаяния, на другой день убил халифа в мечети кинжалом (в 644 г.). Смерть халифа Омара от руки пленника-раба — яркое свидетельство противоречий, существовавших между рабами и рабовладельцами в Арабском халифате.

Таким образом, рабовладельческие отношения в Халифате VII—VIII вв. были ещё очень крепки, и процесс дальнейшего феодального развития этого общества развёртывался замедленными темпами. Это объяснялось также и тем, что в раннефеодальном обществе бывших византийских и сасанидских провинций рабовладельческий уклад сохранялся вплоть до арабского завоевания. Арабское завоевание, сопровождавшееся превращением множества пленников в рабов, продлило существование этого уклада в феодальном обществе.

В ходе завоевания значительная масса арабов переселилась на новые земли. При этом часть арабов впоследствии перешла к оседлости, а другие арабы и на новых местах продолжали вести кочевой образ жизни. В завоёванных областях арабы основали военные лагери, превратившиеся затем в города: Фустат в Египте, Рамла в Палестине, Куфа и Басра в Ираке, Шираз в Иране. Арабизация Ирака и Сирии, где основное население — сирийцы (арамеи) — говорило на родственном арабскому языке семитской системы и где ещё до завоевания имелось значительное арабское население, протекала быстро. Арабизация Египта и Северной Африки проходила гораздо медленнее, а страны Закавказья, Иран и Средняя Азия так и не были арабизованы. Напротив, поселившиеся в этих странах арабы позже ассимилировались с местным населением и восприняли его культуру.

Халифат в VII и первой половине VIII в.

В правление двух первых халифов — Абу Бекра и Омара — ещё наблюдалось стремление поддерживать фикцию равенства всех мусульман, которого так добивались низы арабского общества — рядовые кочевники, земледельцы и ремесленники. Эти халифы пытались в своей частной жизни ничем не выделяться из массы арабов. Абу Бекр и Омар старались также придерживаться суры Корана о военной добыче, согласно которой каждый воин должен был получать свою долю добычи при разделе. Однако уже правление третьего халифа, Османа (644—656), происходившего из богатого мекканского рода Омейя, носило явно аристократический характер. Всю высшую гражданскую власть Осман передал в руки своих родственников и их приспешников, а военную — в руки связанных с ними племенных вождей. При нём всемерно поощрялись захваты обширных земель в Сирии, Египте и других завоёванных странах.

Рост социального неравенства вызывал сильнейшее недовольство народных масс арабского общества. Ещё халифу Омару один арабский поэт сказал: «Мы участвуем в одних и тех же походах и возвращаемся из них; почему же те (т. е. знать) живут в изобилии, а мы остаёмся в нищете?».Политика Османапривелак восстаниям аравийских бедуинов и земледельцев. Недовольство народа использовали в своих целях сторонники Али (зятя Мухаммеда), так называемые шииты (от арабского слова «шиа», что значит «группировка», «партия»), представлявшие другую, враждебную Осману, часть знати. Особенно много сторонников шииты имели в Ираке. Шиизм, первоначально представлявший только политическое течение, позднее превратился в особое направление в исламе. Одно из главных положений шиизма гласило, что законным главой, духовным (имам) и политическим (эмир), мусульманской общины может быть только зять пророка — Али, а после него — Алиды, т. е. потомки его и Фатимы, дочери Мухаммеда.

Три группы недовольных — из Куфы, Басры и Египта — под видом паломников прибыли в Медину и, соединившись с мединцами, потребовали от Османа смены поставленных им наместников. Осман дал обещание удовлетворить их требования. Однако Омейяд Мерван, племянник Османа и фактический правитель Халифата, написал тайный приказ схватить вождей восставших. Но письмо это было перехвачено восставшими. Они осадили дом халифа и убили его (656 г.).

Четвёртым халифом был избран Али (656—661), но курейшитская знать не могла примириться с потерей власти. Наместник Сирии Муавия ибн Абу Суфьян из рода Омейя не признал Али и начал с ним войну. Али же, поддержанный не только народными массами Аравии, выступавшими против курейшитов, но и арабской знатью из Ирака, боялся народных масс и был готов идти на компромисс с Муавией. Такая политика Али вызвала в его лагере недовольство и раскол. От него отошло большое количество его прежних сторонников, получивших наименование хариджитов («ушедших», восставших). Хариджиты выдвинули лозунг возвращения к «первоначальному исламу», под которым они понимали строй социального равенства всех мусульман, с передачей земель в общее владение мусульманской общины и равным разделом военной добычи. Хариджиты требовали выбора халифа всеми мусульманами, а не только «сподвижниками пророка». Впоследствии хариджиты превратились в особую религиозную секту.

В 661 г. Али был убит в Куфе одним хариджитом. В выигрыше оказался соперник Али-Муавия. Арабская знать Сирии и Египта провозгласила его халифом. Переход власти к Омейядской династии (661—750) означал полную и открытую политическую победу арабской знати над народными массами арабских племён. Муавия I перенёс столицу в Дамаск, хорошо понимая, какую огромную роль в экономическом и политическом отношениях может сыграть Сирия с её богатыми портовыми городами. Сирия действительно стала удобным плацдармом для дальнейших арабских завоеваний в странах Средиземноморья, набегов на византийскую Малую Азию и страны Закавказья.

Достигнув власти, Омейяды стремились опираться не на всю арабскую знать, а на сравнительно узкую группу своих сторонников. Халифский двор в Дамаске и его приверженцы в Сирии были поставлены в максимально привилегированное положение. Поэтому в других частях Халифата Омейядами были недовольны не только массы народа, но и местные землевладельцы. В Аравии недовольство проявляли самые широкие слои бедуинов, а также такие группировки арабской знати, как «сподвижники» Мухаммеда и их родня в Мекке и Медине, игравшие ранее видную политическую роль, а теперь отстранённые от власти.

В год смерти Муавии I (680) шииты сделали попытку восстать против Омейядов в Ираке, но при Кербеле отряд претендента на власть имама Хусейна, сына Али, был разбит, а сам Хусейн убит. Тогда же произошло новое восстание в Аравии (680—692 гг.), где халифом был провозглашён сын Зубейра, одного из главных сподвижников Мухаммеда, признанный халифом также и восставшими в Ираке. В этом восстании приняли участие как народные массы Аравии, так и мединская и мекканская знать. Полководцу омейядского халифа Абд-ал Мелика (685—705) Хаджжаджу лишь с трудом удалось подавить восстание и взять в 692 г. Мекку. Он же в 697г. со страшной жестокостью подавил в Ираке восстание хариджитов, заявлявших, что, поскольку Омейяды изменили «первоначальному исламу», с ними нужно вести «войну за веру». Хариджиты объединили под своим знаменем широкие массы крестьян и бедуинов.

Аграрные отношения при Омейядах. Положение крестьян

Наибольшая часть земельного фонда и оросительных сооружений в основных областях Халифата являлась собственностью государства. Меньшую часть земельного фонда составляли земли халифской фамилии (савафи) и земли, находившиеся в частной собственности. Эти земли (мульк) продавались и покупались. Институт мулька, соответствовавший западному аллоду, был юридически признан при халифе Муавии I. При Омейядах господствовали, таким образом, ещё недостаточно развитые формы феодальной собственности — в виде государственных и мульковых земель. Но при этой династии появились уже зачатки и условной феодальной собственности на землю: земельные участки (катиа), отдаваемые за службу военным людям, и более обширные территории (хима), передаваемые арабским племенам, как кочевым, так и земледельческим.

Земля обрабатывалась в основном крестьянами, подвергавшимися феодальной эксплуатации, хотя часть арабских землевладельцев продолжала сочетать феодальную эксплуатацию крестьян с эксплуатацией труда рабов. На государственных землях при рытье и периодической очистке каналов и каризов также применяясь труд рабов. Размеры поземельной подати (харадж) при Омейядах резко возросли. Часть собранных с государственных земель средств шла в виде жалованья военным чинам и в виде пенсий и субсидий — членам фамилий «пророка» и его «сподвижников».

Положение крестьян на государственных землях и на землях отдельных феодалов было крайне тяжёлым. Арабские власти ещё в VII в. ввели практику обязательного ношения крестьянами свинцовых бирок («печатей») на шее. На этих бирках было записано место проживания крестьянина, чтобы он не мог уйти и уклониться от уплаты податей. Харадж взимался либо натурой, в виде доли урожая, либо деньгами, в виде постоянных платежей с определённой земельной площади независимо от размеров урожая. Последний вид хараджа был для крестьян особенно ненавистен. Насколько харадж был тяжёл для народных масс, видно на примере Ирака. Эта богатейшая область со многими городами, с развитым товарным производством, транзитными караванными путями и обширной ирригационной сетью при Сасанидах (в VI в.) давала ежегодно до 214 млн. дирхемов податных сборов. Завоеватели настолько повысили налоги, что это вызвало упадок сельского хозяйства в Ираке и обеднение крестьян. Общая сумма податных сборов в начале VIII в. по сравнению с VI в. уменьшилась втрое (до 70 млн.), хотя размеры податей повысились.

Восстание Абу Муслима и падение власти Омейядов

Омейяды продолжали политику больших завоеваний и постоянных грабительских набегов на соседние страны по суше и морю, для чего при Муавии в сирийских портах был построен флот. К началу VIII в. арабские войска закончили завоевание Северной Африки, где сопротивление оказали не столько византийские войска, сколько воинственные и свободолюбивые кочевые берберские племена. Страна была сильно разорена. В 711—714 гг. арабы завоевали большую часть Пиренейского полуострова, а к 715 г. ими было в основном завершено завоевание Закавказья и Средней Азии.

Недовольство широких народных масс в завоёванных странах политиной Омейядов было огромно. Нужен был только повод, чтобы началось широкое движение. Во главе недовольных стояли последователи шиитов и хариджитов, а в 20-х годах VIII в. появилась ещё одна политическая группировка, которая получила наименование аббасидской, так как она возглавлялась Аббасидами, богатыми землевладельцами в Ираке, потомками Аббаса — дяди Мухаммеда. Эта группировка стремилась использовать недовольство широких масс в целях захвата власти. Аббасиды претендовали на халифский престол, указывая на то, что Омейяды не только не были родичами пророка, но и являлись потомками Абу Суфьяна, злейшего врага Мухаммеда.

Больше всего недовольных было на востоке Халифата, в Мервском оазисе. Подготовку восстания здесь вёл некий Абу Муслим, по происхождению перс, бывший раб, видевший в Аббасидах и их сторонниках сильного союзника. Но цели Абу Муслима и Аббасидов совпадали лишь на первом этапе. Действуя их именем, Абу Муслим стремился к уничтожению Халифата Омейядов, но одновременно и к облегчению участи народа. Проповедь Абу Муслима имела исключительный успех. В арабских источниках красочно описывается, как из селений и городов Хорасана и Мавераннахра (т. е. «Заречья». Мавераннахром арабы называли земли между Аму-Дарьёй и Сыр-Дарьёй) двигались в условленные места крестьяне пешком, на оспах, а иногда и на конях, вооружённые кто чем мог. В один день поднялись крестьяне 60 селений близ Мерва. К Абу Муслиму шли также ремесленники и купцы, его борьбе с Омейядами сочувствовали и многие местные иранские землевладельцы (дехканы). Движение под чёрным знаменем Аббасидов на время объединило людей разных социальных слоев и разных народностей.

Восстание началось в 747 г. После трёхлетней борьбы омейядские войска были окончательно разгромлены. Последний омейядский халиф Мерван II бежал в Египет и там погиб. Халифом был провозглашён Аббасид Абу-л-Аббас, учинивший резню членов дома Омейядов и их сторонников. Власть Аббасидов не признали арабы на Пиренейском полуострове, где образовался особый эмират. Аббасиды (750—1258) (Халифат как государство распался к 945 г., после чего аббасидские халифы сохранили в своих руках лишь духовную власть; около 1132 г. Аббасиды вернули себе политическую власть, но лишь в пределах Нижнего Ирака и Хузистана.), захватив власть в Халифате, обманули ожидания широких народных масс. Никакого облегчения налогового гнёта крестьяне и ремесленники не получили. Видя в Абу Муслиме возможного вождя народного восстания, которое могло вспыхнуть в любой момент, второй аббасидский халиф — Мансур (754—775) приказал его убить. Убийство Абу Муслима (в 755 г.) послужило толчком для выступлений народных масс против власти Аббасидов.

Аббасиды не могли оставаться в Дамаске, так как в Сирии имелось слишком много сторонников Омейядов. Халиф Мансур основал новую столицу — Багдад (762 г.) вблизи от развалин Ктесифона и начал допускать к управлению наряду с представителями арабской аристократии также иранских дехканов.

Развитие феодальных отношений в Халифате в середине VIII и в IX в. Народные движения

При Аббасидах в большинстве стран Халифата по-прежнему преобладала феодальная государственная собственность на землю и воду. В то же время быстро стала развиваться форма условной феодальной земельной собственности — акта (по-арабски — «надел»), которая давалась в пожизненное или временное держание служилым людям. Первоначально икта означала лишь право на ренту с земли, потом она превратилась и в право распоряжения этой землёй, достигнув наибольшего распространения с начала X в. Возникли в Халифате и земельные владения мусульманских религиозных учреждений — неотчуждаемые вакфы.

По признаку податного обложения вся территория делилась на земли, облагаемые хараджем (в основном они принадлежали государству), земли, облагаемые утром, т. е. «десятиной» (чаще всего это были мульковые земли), и земли, освобождённые от обложения (к ним относились земли вакфные, земли халифской фамилии и икта). Рента с последних целиком шла в пользу землевладельцев.

Вся вторая половина VIII в. и первая половина IX в. прошли в Халифате под , знаком борьбы народных и прежде всего крестьянских масс против власти Аббасидов. Среди восстаний против аббасидского Халифата необходимо отметить народное движение под руководством Сумбада в Хорасане в 755 г., распространившееся до Хамадана. С огромной силой развернулось движение народных масс против Аббасидов в 776—783 гг. в Средней Азии (восстание Муканны). Почти одновременно (в 778—779 гг.) возникло большое крестьянское движение в Гургане. Участники его были известны под названием сурх алем — «краснознамённых». Это едва ли не первое в истории использование красного знамени как эмблемы восстания народа против угнетателей. В 816—837 гг. развернулась большая крестьянская война под предводительством Бабека в Азербайджане и Западном Иране. В 839 г. в Табаристане (Мазендеране) произошло восстание народных масс под руководством Мазьяра. Оно сопровождалось истреблением арабских землевладельцев и захватом их земель крестьянами.

Идеологической оболочкой крестьянских восстаний в Иране, Азербайджане и Средней Азии в VIII—IX вв. было чаще всего учение секты хуррамитов ( Происхождение этого названия не выяснено.), развившейся из секты маздакитов. Хуррамиты были дуалистами, они признавали существование двух постоянно борющихся мировых начал — света и мрака, иначе — добра и зла, бога и дьявола. Хуррамиты верили в непрерывное воплощение божества в людях. Такими воплощениями божества у них считались Адам, Авраам, Моисей, Иисус Христос, Мухаммед, а после них — разные хуррамитские «пророки». Общественный строй, основанный на имущественном неравенстве, насилии и угнетении, иначе говоря, классовое общество хуррамиты считали созданием тёмного, или дьявольского, начала в мире. Они проповедовали активную борьбу с несправедливым общественным строем. Хуррамиты выдвигали лозунг общего владения землёй, т. е. передачи всех обрабатываемых земель во владение свободным сельским общинам. Они добивались освобождения крестьянства от феодальной зависимости, отмены государственных податей и повинностей и установления «всеобщего равенства».

К арабскому господству, «правоверному» исламу и его обрядам хуррамиты относились с непримиримой ненавистью. Восстания хуррамитов были движениями крестьян, выступавших против иноземного господства и против феодальной эксплуатации. Поэтому хуррамитские движения играли прогрессивную роль.

При халифе Мамуне (813—833) произошло мощное восстание крестьян в Египте, вызванное налоговыми притеснениями. Мамун сам отправился в Египет и учинил там кровавую расправу. Множество коптов (Потомки древних египтян, составлявшие коренное население Египта, по религия христиане-моиофизиты.) было перебито, а их жёны и дети проданы в рабство, так что Дельта, самая плодородная и населённая область Египта, после этого запустела (831г.).

Народные восстания, хотя и потерпевшие поражение, не проходили бесследно. Напуганные размахом движений халифы вынуждены были внести некоторые изменения в систему эксплуатации. При халифе Махди (775—785) было запрещено налагать на крестьян дополнительные сборы. При халифе Мамуне высшая ставка хараджа, взимаемого натурой, была снижена с 1/2 до 2/5 урожая. В начале IX в. исчезла практика обязательного ношения крестьянами свинцовых бирок на шее. Положение крестьян в восточных областях Халифата в IX в. улучшилось, особенно после того, как Халифат начал распадаться, а на его развалинах стали складываться местные феодальные государства.

Ислам как феодальная религия

Поскольку народно-освободительные движения в Халифате чаще всего развёртывались под идеологической оболочкой религиозного сектантства, правительство Мамуна сочло необходимым установить обязательное для всех мусульман государственное исповедание. До тех пор этого фактически достигнуто не было: ислам представлял собой. Пёстрое соединение разных течений и сект (сунниты, шииты, хариджиты и др.). Даже «правоверный» (суннитский) ислам, являвшийся религией господствующего класса, имел несколько богословских школ, расходившихся между собой в обрядовых мелочах и в правовых вопросах.

В исламе получил также распространение суфизм — мистическое течение, испытавшее на себе известное влияние христианского аскетизма и неоплатонизма. Его последователи учили, что человек может путём самоотречения, созерцания, аскетических «подвигов» и отказа от «благ мира сего» добиться непосредственного общения и даже слияния с богом. Суфизм вызвал к жизни общины мусульманских аскетов (по-арабски — факиров, по-персидски — дервишей), которые позднее, особенно между X и XV вв., появились в большом числе в мусульманских странах и играли роль, до известной степени подобную роли монахов в христианских странах.

Правительство Мамуна объявило государственным исповеданием возникшее ещё в VIII в. учение мусульманских богословов-рационалистов — мутазилитов («отделившихся»). В учении мутазилитов выделялись 4 главных пункта: отрицание свойственного раннему исламу антропоморфизма (представления бога в человеческом образе) — бог не подобен своим творениям и непознаваем для них, утверждали мутазилиты; Коран не вечен, как учили сунниты, а сотворён; человеческая воля свободна и не зависит от «предопределения» бога; халиф, он же имам, обязан «утверждать веру» не только «языком и рукой» (проповедью и писаниями), но и мечом, иначе говоря, обязан преследовать всех «еретиков».

При халифе Мутаваккиле (847—861) официальным исповеданием снова стал суннизм. В X в. произошло отделение суннитского богословия от законоведения (права). В этом праве нашли отражение новые феодальные институты. В том же X в. создалась система «нового правоверного богословия» (калам), с гораздо более сложной догматикой, нежели в раннем исламе. Подобно позднейшим католическим богословам Запада, последователи калама старались опереться не только на «авторитет» «священного писания», но и на искажённые ими положения античных философов, в первую очередь Аристотеля, хотя и без прямых ссылок на них. Основоположником калама был богослов Ашари (X в.), а полное развитие калам получил уже на рубеже XI и XII вв. в сочинениях имама Мухаммеда Газали, перса.

Газали сблизил калам с суфизмом, к которому ранние мусульманские богословы относились неодобрительно. Оформилось духовенство, точнее сословие богословов и законоведов. Как и в средневековом христианстве, в исламе теперь стал играть большую роль культ многочисленных «святых» и их гробниц. Дервишеские обители получили обширные земельные владения. Для ислама этого периода особенно характерной являлась обращённая к народным массам проповедь смирения, терпения и довольства своим жребием. Начиная со второй половины IX в. «правоверный» ислам становился всё более нетерпимым по отношению к христианам, иудеям и особенно к мусульманским «еретикам», а также к представителям светской науки и философии.

Иран в IX в.

В награду за услуги, оказанные иранской знатью халифу Мамуну в борьбе за престол с его братом Амином, халиф был вынужден раздать ей обширные земельные пожалования. Сверх того Хорасан был превращён в наследственное наместничество иранской дехканской фамилии Тахиридов (821—873), оказавшей особые услуги Мамуну. Тахирида Абдаллаха (828—844) восточная феодальная историография идеализировала, изображая его народолюбцем. На самом же деле это был просто умный и дальновидный представитель класса феодалов. Он старался точно фиксировать размеры хараджа и издал «Книгу о каналах» — кодекс водного права о порядке распределения воды для орошения полей. Но когда крестьяне поднимали восстания, Абдаллах прибегал к жестокой расправе с ними. Так он подавил крестьянское восстание в Систане (831г.).

При втором преемнике Абдаллаха—Мухаммеде (862—873) тахиридский наместник в Табаристане своими притеснениями и захватами общинных земель довёл местных крестьян до восстания (864 г.). Это восстание использовал ставший во главе его шиит, потомок Али — Хасан ибн Зейд, для того чтобы основать на южном берегу Каспийского моря независимое шиитское государство Алидов.

На востоке Ирана в это время возникло государство, в котором правила династия Саффаридов. Основателем этой династии был Якуб ибн Ляйс, по прозванию Саффар (медник), участвовавший в подавлении крестьянского движения, которое происходило в Систане под руководством хариджитов. После подавления этого восстания наёмное войско выбрало Якуба своим эмиром и захватило Систан (861 г.). Собранные Якубом отряды завоевали значительную часть нынешнего Афганистана (области Херата, Кабула и Газны), а затем Керман и Фарс. Нанеся поражение войску тахиридского эмира в Хорасане, Якуб установил свою власть и в этой области (873 г.). В 876 г. Якуб предпринял поход на Багдад, но его войско потерпело поражение в столкновении с войском багдадского халифа. После 900 г. владения Саффаридов перешли под власть Саманидов, династии, возникшей около 819 г. в Мавераннахре. Государство Саманидов просуществовало до 999 г.

Распадение Халифата в IX в.

Самостоятельное государство образовалось и в Египте (868 г.). Власть здесь захватил наместник халифа Ахмед ибн Тулун, среднеазиатский тюрок, выдвинувшийся из халифских гвардейцев. Династия Тулунидов (868—905) подчинила себе, помимо Египта, также Палестину и Сирию. Ещё раньше образовалось независимое от багдадского халифа государство в Марокко во главе с династией Идрисидов (788—985). В Тунисе и Алжире сложилось самостоятельное государство во главе с династией Аглабидов (800—909). В IX в. возродилась местная феодальная государственность в Средней Азии, Грузии, Армении и Азербайджане.

Таким образом, в течение IX в. и в первой половине X в. Арабский халифат переживал процесс постепенного политического распадения. Этому содействовали различный уровень экономического развития стран Халифата, сравнительная слабость экономических и этнических связей между ними и рост крупной земельной собственности отдельных феодалов за счёт государственных земель, в связи с чем усиливался политический сепаратизм местных крупных феодалов. Огромную роль в процессе политического распадения Халифата играли народно-освободительные восстания против его владычества. Хотя и терпевшие поражения, они расшатывали военную мощь Халифата на местах.

Стремление крупных феодалов к политической самостоятельности привело к образованию местных наследственных эмиратов, превращавшихся постепенно в самостоятельные государства. Так, Тахириды в Иране и первые Саманиды в Средней Азии, не допуская вмешательства центрального аппарата Халифата в управление своими землями, всё-таки ещё платили халифу дань (часть собираемого ими хараджа). Саффариды же и позднейшие Саманиды, так же как Аглабиды Северной Африки и Тулуниды Египта, уже не платили халифу никакой дани, присваивая всю сумму хараджа. Номинально признавая власть халифа, они сохраняли лишь чеканку имени халифа на монетах и обязательную молитву за него в мечетях.

В конце царствования Мамуна народные движения против Аббасидов настолько усилились, что Халифату угрожал полный развал. К этому времени прежние арабские племенные ополчения утратили своё значение и как опора династии не были достаточно надёжными. Поэтому при Мамуне была создана постоянная конная гвардия из элементов, чуждых населению Халифата, а именно из юных, хорошо вышколенных рабов (гулямов, иначе мамлюков) (По-арабски «гулям» означало «юноша», «молодец», а также «раб», «военный слуга»; «мамлюк» — «взятый во владение», «невольник».) тюркского происхождения, купленных работорговцами в степях Восточной Европы и нынешнего Казахстана. Эта гвардия скоро приобрела большую силу и начала свергать одних халифов и возводить на престол других по своему усмотрению. Начиная с 60-х годов IX в. халифы стали марионетками в руках собственной гвардии.

Развитие производительных сил в IX—X вв.

Политическое распадение Халифата отнюдь не означало экономического упадка входивших в его состав стран. Напротив, превращение феодального способа производства в господствующий, образование в этих странах местных независимых феодальных государств, частично расходовавших собранные налоги на развитие ирригации, а также связанное с последним некоторое улучшение в положении крестьян — всё это стимулировало в IX—X вв. рост производительных сил в странах Средиземноморья, Передней и Средней Азии. Общий прогресс в сельском хозяйстве выразился не только в больших ирригационных работах и в улучшении строительства каризов, но и в распространении гидравлических колёс, водочерпалок, в строительстве плотин, водохранилищ, шлюзов и речных каналов; таковы, например, большие, каналы Сила из реки Евфрата, Нахр Сарсар и Нахр Иса между реками Евфратом и Тигром, Нахраван из реки Тигра и др.

Ручные мельницы и мельницы, приводимые в движение силой животных, повсюду стали заменяться водяными, а местами и ветряными мельницами. Большая водяная мельница в Багдаде имела до 100 жерновов. Возводились длинные стены для защиты оазисов от заноса песками. Расширилось возделывание сахарного тростника, винограда, в западных областях Халифата — льна, а в восточных областях — хлопка и риса; развивалось также шелководство.

В IX—X вв. шёл интенсивный процесс отделения ремесла от сельского хозяйства и складывания феодального города как центра товарного производства. В источниках этого времени отмечается большой рост техники текстильного, керамического, бумажного и парфюмерного ремесел, а также обработки металлов. Чрезвычайно расширился товарооборот, возросла караванная торговля, как внутренняя, так и внешняя: с Индией, Китаем, со странами Восточной Европы, в том числе с Русью (с IX в.), и со странами северного побережья Средиземного моря. В связи с этим получили развитие система кредита, употребление чеков и обменные операции у менял.

Восстание зинджей

Сильнейший удар Аббасидскому халифату нанесло мощное восстание зинджей в IX в. Восстание зинджей начали рабы, в основном темнокожие африканцы. Работорговцы приобретали их главным образом на невольничьем рынке на острове Занзибар (по-арабски — аз-Зиндж). Поэтому этих рабов в Халифате называли зинджами. Зинджи, соединённые в большие группы, занимались расчисткой от солончаков огромных площадей государственных земель (называвшихся мават — «мёртвые» и лежавших в окрестностях Басры в Ираке), для того чтобы сделать эти земли годными для орошения и обработки. Как велико было число чёрных и белых рабов в Халифате, видно из того, что, согласно сообщению историка Табари, современника восстания зинджей, только в одном округе Нижней Месопотамии на казённых землях работало до 15 тыс. рабов. Все они присоединились к восставшим.

Во главе восстания стал энергичный и образованный вождь, по происхождению араб, Али ибн Мухаммед ал-Баркуи, принадлежавший к секте хариджитов. Восстание зинджей продолжалось 14 лет (869—883 гг.). В нём участвовали не только многие десятки тысяч рабов, но и крестьяне, а также бедуины.

Зинджи захватили значительную часть Ирака с важным городом Басрой и создали свой укреплённый лагерь (город ал-Мухтара), затем они продвинулись в Хузистан, взяли его главный город Ахваз. Главари зинджей, присвоив плодородные земли, сами превратились в землевладельцев феодального типа. В захваченных ими для себя поместьях крестьяне не были освобождены от уплаты хараджа. Не был отменён даже институт рабства; освободились лишь рабы, участвовавшие в восстании; во время набегов на Хузистан и другие районы главари зинджей сами обращали мирных жителей в рабство. Главари зинджей рабски копировали государственные формы Халифата и провозгласили Али ибн Мухаммеда халифом. Всё это привело к отходу от движения разочаровавшихся в нём крестьян и бедуинов. Зинджи оказались изолированными, что помогло халифским войскам, располагавшим также большим речным флотом, подавить восстание.

Восстание зинджей, несмотря на ряд слабых его сторон, имело прогрессивное значение в истории стран Халифата. Оно привело к падению роли рабского труда в экономической жизни Ирака и Ирана. Начиная с IX—X вв. землевладельцы во множестве сажали рабов на земельные участки, превращая их по сути дела в феодально зависимых крестьян. К концу IX в. в этих странах сложилось развитое феодальное общество.

Исмаилиты

Во второй половине VIII в. в среде шиитов произошёл раскол. Имам Джафар, являвшийся шестым представителем династии шиитских имамов (потомков халифа Али), лишил своего старшего сына Исмаила права наследовать имамское достоинство. Возможно, такое важное решение Джафара было вызвано тем, что Исмаил примкнул к крайним шиитам или сочувствовал им. Последние открыто выражали своё недовольство нерешительной, уступчивой политикой Джафара по отношению к царствовавшей суннитской династии Аббасидов. Крайние шииты объявили решение шиитского имама неправильным и признали Исмаила своим законным и последним имамом. Это наиболее активное шиитское меньшинство стали называть исмаилитами, или семиричниками, так как они признавали только семь имамов. Большинство же шиитов, признающих своими верховными духовными руководителями двенадцать имамов, потомков Али, называют имамитами, или двунадесятниками.

Исмаилиты создали сильную тайную организацию, члены которой вели активную проповедь. Исмаилитская проповедь имела значительный успех среди трудящегося населения городов, а отчасти и среди крестьян и бедуинов в Ираке и Иране, а затем в Средней Азии и в Северной Африке. С конца IX в. под сильным влиянием идеалистической философии неоплатонизма складывалось учение исмаилитов, очень далеко отошедшее и от так называемого «правоверного» (суннитского) ислама, и от умеренного шиизма имамитов. Согласно учению исмаилитов, бог выделил из себя творческую субстанцию — «Мировой Разум», создавший мир идей и в свою очередь выделивший из себя низшую субстанцию — «Мировую Душу», которая сотворила материю (планеты и Землю). Исмаилиты толковали Коран аллегорически и отрицали большую часть обрядов ислама.

Исмаилиты учили, что через определённые периоды времени божество воплощается в людях: натик (по-арабски — «говорящий», т. е. «пророк») является воплощением «Мирового Разума», а асас (по-арабски — «базис», «основание»), помощник натика, разъясняющий его учение, является воплощением «Мировой Души». Исмаилиты создали сперва 7, потом 9 степеней посвящения в тайны их секты. Высших степеней достигали лишь очень немногие члены секты, которым члены низших степеней должны были слепо повиноваться, как орудия, лишённые воли. Секта исмаилитов была связана железной дисциплиной.

Движение карматов. Завершение политического распадения Халифата

Не менее сильный удар, чем восстание зинджей, Аббасидскому халифату нанесло в конце IX и в X в. карматское движение — широкое антифеодальное движение беднейших бедуинов, крестьян и ремесленников в Сирии, Ираке, Бахрейне, Йемене и Хорасане. Тайная организация карматов (происхождение слова «кармат» не выяснено) сложилась ещё во время восстания зинджей, возможно, в ремесленной среде. Карматы выдвинули лозунги социального равенства (не распространявшегося, однако, на рабов) и общности имущества. Идеологической формой карматского движения было учение секты исмаилитов. Своими верховными руководителями карматы признавали исмаилитских вождей, потомков Али и Фатимы. Имя главы никогда не произносилось и было неизвестно массе сектантов. Глава и его окружение посылали в разные районы миссионеров (дай) для проповеди и подготовки восстаний.

Первое восстание карматов произошло в 890 г. в районе города Васита в Ираке. Вождь восстания Хамдан, по прозванию Кармат, создал близ Куфы штаб-квартиру восставших, которые обязались вносить в общественную казну пятую часть своих доходов. Карматы пытались ввести уравнительное распределение средств потребления, устраивали братские трапезы. В 894 г. произошло восстание карматов в Бахрейне. В 899 г. восставшие овладели городом Лахсой и объявили его столицей вновь образованного карматского государства в Бахрейне. Оно просуществовало более полутора столетий.

В 900 г. карматский дай Зикравейх призвал к восстанию бедуинов Сирийской пустыни. Восстание охватило Сирию и Нижний Ирак; в 901 г. карматы осаждали Дамаск. Восстание в Нижнем Ираке было потоплено халифскими войсками в потоках крови в 906 г., но в некоторых местностях Сирии и Палестины карматы продолжали вести борьбу в течение всего X в. Начиная с 902 г. до 40-х годов X в. происходили карматские восстания в Хорасане и Средней Азии.

Поэт-путешественник исмаилит Насир-и Хосров, посетивший Лахсу в середине XI в., оставил описание общественного строя, установленного в Бахрейне карматами. Основное население Бахрейна, согласно этому описанию, состояло из свободных земледельцев и ремесленников. Никто из них не платил никаких налогов. Город Лахса был окружён финиковыми рощами и пашнями. Во главе государства стояла коллегия из шести правителей и шести их помощников (еезиров). Государство владело 30 тыс. негритянских и эфиопских купленных рабов, которых оно предоставляло земледельцам для работ в поле и в саду. Это была попытка возрождения общинного рабства, характерного для первых веков нашей эры. Нуждающимся земледельцам и ремесленникам выдавались беспроцентные ссуды из общественной казны. В ополчении числилось 20 тыс. человек. Карматы Бахрейна не имели мечетей, не совершали уставных молитв, не соблюдали поста и относились с полной терпимостью к поселившимся среди них последователям всех религий и сект.

К середине X в. завершился политический распад Халифата, ослабленного в результате роста феодальной раздробленности, освободительной борьбы стран Передней и Средней Азии и восстаний эксплуатируемых народных масс. Возникшая в Западном Иране династия Бундов (с 935г.) в 945 г. захватила Ирак вместе с Багдадом, лишив халифов Аббасидов светской (политической) власти и сохранив им лишь духовную власть. Бунды отняли у аббасидского халифа большую часть его фамильных поместий, оставив ему, как обыкновенному феодальному землевладельцу, одно поместье на правах икта и позволив держать для управления им лишь одного писца.

Арабская культура

Востоковеды XIX в., не располагавшие всеми ныне известными источниками и находившиеся под влиянием средневековой мусульманской исторической традиции, считали, что в течение всего средневековья во всех странах, входивших в состав Халифата и воспринявших ислам, господствовала единая «арабская», или «мусульманская», культура. Внешним оправданием для такого утверждения было то, что классический арабский язык долгое время господствовал во всех этих странах, как язык государственных учреждений, религии и литературы. Роль арабского языка в средние века действительно была исключительно велика. Она была подобна роли латинского языка в средневековой Западной Европе. Однако в странах с неарабским населением, вошедших в состав Халифата, продолжали развиваться местные культуры, лишь вступившие во взаимодействие с культурой арабов и других народов Передней и Средней Азии и Северной Африки. Арабской средневековой культурой, в точном смысле этого слова, следует именовать только культуру Аравии и тех стран, которые подверглись арабизации и в которых сложилась арабская народность (Ирак, Сирия, Палестина, Египет, Северная Африка). Именно о культуре этих стран далее и идёт речь.

Усвоив и переработав значительную часть культурного наследия персов, сирийцев (арамеев), коптов, народов Средней Азии, иудеев, а также наследия эллинистическо-римской культуры, арабы достигли и сами больших успехов как в области художественной литературы, филологии, истории, географии, математики, астрономии, медицины, логики и философии, так и в области архитектуры, орнаментального искусства и художественного ремесла. Освоение арабами наследия античной культуры было из-за влияния ислама односторонним: они охотно переводили с греческого языка (или с сирийских переводов с него) сочинения по точным наукам и философии, но почти вся обширная греческая и латинская поэзия, художественная проза и историческая литература были оставлены без внимания. Религиозный запрет ислама изображать людей и животных (из боязни «идолопоклонства») со временем убил скульптуру и пагубно отразился на развитии живописи.

Наибольший расцвет арабской культуры приходится на VIII—XI вв. В VIII — X вв. были записаны (со слов рапсодов) и отредактированы произведения доисламской арабской устной поэзии VI—VII вв. Абу Таммам и его ученик ал-Бухтури составили и отредактировали в середине IX в. два сборника «Хамаса» («Песни доблести»), содержавших в себе произведения свыше 500 староарабских поэтов. Много образцов староарабской поэзии вошло в огромную антологию «Китаб ал-агани» («Книга песен») Абу-л-Фараджа Исфаханского (X в.). На базе староарабской поэзии, а также Корана сложился классический литературный арабский язык средневековья. Богатая арабская письменная поэзия второй половины VII и VIII в. в значительной мере продолжала традиции доисламской устной поэзии, сохраняя свой светский, проникнутый жизнерадостным настроением характер. Из поэтов конца VII — начала VIII в., воспевавших воинские подвиги, любовь, веселье и вино, выделялись Фараздак, сатирик Джарир и Ахталь, все трое — панегиристы Омейядов.

Расцвет арабской поэзии относится к VIII—XI вв. Феодально-придворная и городская поэзия сохранила свой светский характер. Наиболее видными её представителями являются известный как автор любовных стихотворений, ярко враждебный идеологии ислама вольнодумец Абу Нувас (756 — около 810), писавший, что желал бы стать собакой, которая, сидя у ворот Мекки, кусала бы каждого приходившего туда богомольца, а также Абу-л-Атахия (VIII— начало IX в.), мастер-гончар, обличитель распущенности, царившей при дворе халифа Харуна ар-Рашида. Не менее известны поэт-воин Абу Фирас (X в.) с его элегией, написанной в плену у византийцев и обращённой к матери, и Мутанабби (X в.), сын водоноса, самый блестящий из арабских поэтов этого времени, мастер изысканного стиха.

В первой половине XI в. в Сирии творил великий поэт, слепой Абу-л-Ала Маарри, «философ среди поэтов и поэт среди философов». Его поэзия проникнута пессимистическим осуждением морали и социальных отношений феодального общества, а также феодальных усобиц. Он отрицал догмат о божественном откровении и бичевал людей, извлекавших выгоды из всевозможных суеверий масс. Абу-л-Ала называл себя монотеистом, но его бог — только безличная идея рока. Главными правилами морали Абу-л-Ала являются: борьба со злом, следование своей совести и разуму, ограничение желаний, осуждение убийства любого живого существа. Между X и XV в. постепенно сложился широко популярный сборник народных сказок «Тысяча и одна ночь», базой для которого послужила переработка персидского сборника «Тысяча сказок», с течением времени обросших индийскими, греческими и другими легендами, сюжеты которых были переработаны, а действие перенесено в арабскую придворную и городскую среду. С середины VIII в. появилось много переводов художественной прозы с сирийского, среднеперсидского и санскрит ского языков.

Среди памятников архитектуры преобладали культовые и дворцовые здания. Арабские мечети времени Халифата чаще всего представляли собой квадратный или прямоугольный двор, обнесённый галереей с арками, к которому прилегал колонный молитвенный зал. Так построены мечеть Амра в Фустате (VII в.) и соборная мечеть, в Куфе (VII в.). Позже им стали придавать купола и минареты. Некоторые ранние мечети в Сирии представляли собой подражание христианской (ранневизантийской) базилике с куполом. Таковы мечеть ал-Акса в Иерусалиме конца VII в. и мечеть Омейядов в Дамаске начала VIII в. Особое место в архитектуре занимает сооружённая при халифе Абд-ал-Мелике в конце VII в. на месте разрушенного ещё римлянами в 70 г. н. э. иудейского Соломонова храма мусульманская мечеть Куббат ас-Сахра («Купол скалы») в форме восьмигранника, с куполом на колоннах и арках, пышно отделанная разноцветным мрамором и мозаикой.

Из светских зданий сохранились величественные развалины замка Мшатта в Иордании (VII—VIII вв.) и там же замок Омейядов Кусейр-Амра начала VIII в. с высокохудожественной живописью, выполненной византийскими и сирийскими мастерами и ещё следовавшей антично-византийским традициям. Из более поздних зданий необходимо отметить большой минарет в Самарре (IX в.), мечети Ибн Тулуна (IX в.) и ал-Азхар (X в.) в Фустате. Начиная с X в. здания стали украшать арабесками — тончайшими орнаментами, растительными и геометрическими, со включением стилизованных надписей.

Арабская философия, первоначально связанная с богословской схоластикой (центрами её были Куфа и Басра), стала освобождаться от влияния последней после того, как с середины VIII в. появились арабские переводы сочинений Платона, Аристотеля, Плотина, а также ряда математиков и медиков античности. Эта переводческая деятельность, в которой видную роль играли сирийцы-христиане, со времён халифа Мамуна была сосредоточена в Багдаде в особом учёном учреждении «Бейт ал-хикма» («Дом мудрости»), при котором имелись библиотека и обсерватория.

Если богословы-рационалисты (мутазилиты) и мистики-суфии старались приспособить античную философию к исламу, то другие философы развивали материалистические тенденции аристотелизма. Крупнейший арабский философ ал-Кинди (IX в.) создал эклектическую систему, в которой соединил мнения Платона и Аристотеля. Главный труд ал-Кинди посвящён оптике. В конце IX в. кружок рационалистически настроенных учёных в Басре, близких к карматам, «Ихван ас-сафа» («Братья чистоты») составил энциклопедию философских и научных достижений своего времени в виде 52 «писем» (трактатов).

Усвоение арабами античного наследия способствовало развитию точных и естественных наук, особенно математики, астрономии, географии, медицины и химии. Арабская астрономия и математическая география основаны на трудах Птолемея. В конце VIII и в IX в. появилось два арабских перевода главного астрономического труда Птолемея «Мегалэ синтаксис» («Великое построение») под заглавием «Ал-Мад-жисти». Один из арабских переводов Птолемея впоследствии под искажённым заглавием «Альмагест» был переведён на латинский язык и получил широкое распространение в Западной Европе. В геометрии и тригонометрии ряд важных открытий сделали ал-Батани (IX—X вв.) и Абу-л-Вафа (X в.), автор астрономических таблиц. В 827 г. в Сирийской пустыне были проведены измерения дуги меридиана. Начиная с IX в. в ряде городов были созданы обсерватории. Была широко распространена и псевдонаука — астрология.

Самым выдающимся из представителей медицинской науки был Абу Бекр Мухаммед ар-Рази (умер в 925 г.), главный врач госпиталя в Багдаде, известный открытиями в хирургии. В арабской среде возникла в IX в. и, экономическая география как особая отрасль географии. Труды арабоязычных географов IX—X вв. являются главным источником для изучения экономики стран Халифата. Из сочинений географов X в. особенно ценны труды Истахри, Масуди (он же историк) и Мукаддаси. В VIII—IX вв. сложились куфийская и басрийская филологические школы; один из представителей последней — перс Сибавейх составил арабскую грамматику, которая легла в основу всех последующих грамматик.

В VII—VIII вв. у арабов ещё не было исторических сочинений. Их заменяли разные своды преданий о Мухаммеде, большей частью легендарных, и о походах и завоеваниях арабов. Собственно светская историография развилась уже в IX в. Крупнейшими её представителями являлись историк арабских завоеваний Белазури (IX в.), историк Багдада Ибн Абу Тахир Тейфур (IX в.), авторы «всеобщих историй» Якуби (IX в., он же географ) и Абу Ханйфа ад-Динавери (IX в.). Создатель огромного и важнейшего свода всеобщей истории перс Табари (838—923), писавший на арабском языке, принадлежит как арабской, так и персидской историографии.


Всемирная история. Энциклопедия. — М.: Государственное издательство политической литературы. . 1956—1565.

Смотреть что такое "Арабский халифат в VII—X вв." в других словарях:

  • Арабский халифат — Проверить нейтральность. На странице обсуждения должны быть подробности …   Википедия

  • Халифат Аббасидов — Арабский халифат араб. خلافة إسلامية‎‎ 630 1258 …   Википедия

  • Халифат Омейядов — Арабский халифат араб. خلافة إسلامية‎‎ 630 1258 …   Википедия

  • халифат — а; м. Ист. 1. В феодальных мусульманских странах: система государственного устройства с теократической властью. 2. Феодальное государство, образовавшееся в результате арабских завоеваний, во главе которого стоял халиф. Арабский х. Багдадский х. * …   Энциклопедический словарь

  • халифат — средневековое теократическое государство с халифом во главе (, ,.). С X в. в Западной Европе халифатом называлось также государство, образовавшееся в результате арабских завоеваний VII IX вв. Арабский халифат. Османский халифат существовал до… …   Энциклопедический словарь «Всемирная история»

  • Халифат —         система мусульманской теократии (см. Ислам), а также принятое в литературе название феодального арабо мусульманского государства, возглавлявшегося Халифами. Первоначально ядром Х. была созданная Мухаммедом в начале 7 в. в Западной Аравии… …   Большая советская энциклопедия

  • ХАЛИФАТ — мусульманская теократия с халифом во главе. С Х в. в Западной Европе X. названо также государство, образовавшееся в результате арабских завоеваний VII IX вв. (Арабский X.). В Турции X. был ликвидирован в 1924 г …   Юридический словарь

  • Халифат — (араб. с лат. окончанием) термин, означающий как звание халифа (см.), так и обширное государство, созданное после Мохаммеда арабами завоевателями под предводительством его халифов наместников . В истории этого государства замечаются два периода:… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • халифат — мусульманская теократия с халифом во главе. С Х в. в Западной Европе X. названо также государство, образовавшееся в результате арабских завоеваний VII IX вв. (Арабский X.). В Турции X. был ликвидирован в 1924 г. * * * 1) по мусульманско… …   Большой юридический словарь

  • КОНСТАНТИН VII Багрянородный — (Порфирородный) («рожденный в багрянце», по гречески «порфире», т. е. в царском дворце) (905, Константинополь 959), византийский император. Соправитель отца, Льва VI (см. ЛЕВ VI Мудрый) с 908, правил с 913. Во времена его молодости регентство по… …   Энциклопедический словарь

Книги



Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»